Свобода слова и цензура СМИ Таджикистана



На первой сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 1946 году была принята резолюция 59 (I), которая гласит, что «Свобода информации является основным правом человека … и краеугольным камнем всех свобод, осуществлению которых посвящена работа Организации Объединенных Наций» (1) .
В 1966 году на основе Всеобщей Декларации прав человека принятой Генеральной Ассамблеей ООН в 1948 году были приняты два договорных документа: Международный Пакт о гражданских и политических правах и Международный Пакт об экономических, социальных и культурных правах. Часто эти документы фигурируют под общим названием «Международный Акт о правах человека». Важность этих документов, прежде всего, заключается в их правовом статусе – в том, что они содержат перечень четко сформулированных обязательств государства в отношении каждого человека, оказавшегося под его юрисдикцией.
Свобода слова как основное право человека
Всеобщей Декларации прав человека (ВДПЧ) и Международный Пакт о гражданских и политических правах (МПГПП) гарантируют право на свободу выражения мнения. В обоих документах этому посвящена 19 статья. 19 статья Всеобщей Декларации прав человека гласит:
Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ(2) . Международный Пакт о гражданских и политических правах, содержит, тоже в статье 19, очень схожую, но более детальную формулировку:
1. Каждый человек имеет право беспрепятственно придерживаться своих мнений.
2. Каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения, или иными способами по своему выбору.
3. Пользование предусмотренными в пункте 2 настоящей статьи правами налагает особые обязанности и особую ответственность. Оно может быть, следовательно, сопряжено с некоторыми ограничениями, которые, однако, должны быть установлены законом и являться необходимыми:
а) для уважения прав и репутации других лиц;
б) для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения(3) .
Таджикистан является сторонником Международного Пакта о гражданских и политических правах. Республика Таджикистан также в рамке членство в Организации безопасности и сотрудничества в Европе должен поощрять и развивать эффективное осуществление гражданских, политических, экономических, социальных, культурных и других прав и свобод, которые все вытекают из достоинства, присущего человеческой личности, и являются существенными для ее свободного и полного развития.
Таджикистан также является сторонником Конвенции СНГ «О правах человека и основных свобод». Ее 11 статья немногим отличается от статьи 19 Международного Пакта о гражданских и политических правах.
Свобода слова преследует более обширную цель – дать каждому гражданину шанс не только высказаться, но и получить доступ к максимально широкому спектру идей и мнений прочих лиц. 19 статья Международного Пакта о гражданских и политических правах гласит, что свобода слова также включает право искать и получать информацию — выписывая и читая газеты, слушая радио, используя Интернет, присутствуя на открытых для публики дебатах и, что не менее важно, предпринимая научные исследования или журналистские расследования. Более того, в настоящее время все чаще признается, что право на свободу информации также включает право ознакомления с данными, находящимися в распоряжении государственных органов. Следовательно, власти должны публиковать важные сведения и удовлетворять запросы граждан о доступе к их базам данных. Право на свободу слова распространяется не только на информацию и идеи, каковые в целом считаются полезными либо правильными, но и на любые прочие факты или убеждения, которые могут быть переданы иным лицам. Помимо этого, право на свободу слова также распространяется на противоречивые, неверные и даже шокирующие сведения. Тот факт, что какая-то идея кому-то не нравится или считается ошибочной, не может оправдать отказ в выражении этого мнения.
Свобода выражения мнения относится не только к той «информации» или тем «идеям», которые получены законным путем или считаются не оскорбительными или незначительными, но и тех, которые оскорбляют или вызывают возмущение. Таковыми являются требования терпимости, плюрализма и широты взглядов, без которых «демократическое общество» невозможно.
Право свободно выражать убеждения не ограничивается территорией одной страны. Государство должно позволять своим гражданам «искать, получать и распространять информацию» как на своей территории, так и за ее пределами. Граждане должны быть вправе выражать свои мнения любыми средствами – и традиционными, и самыми современными, которые включают газеты, журналы, книги, брошюры, радио, ТВ, Интернет, произведения искусства, публичные собрания, но не ограничены перечисленным. Право на свободу выражения убеждения предполагает не только негативные, но и позитивные обязательства государств. Иными словами, государство обязано не просто воздерживаться от вмешательства в осуществление этого права, но и должно принимать активные меры для устранения препятствий свободе слова.
Таджикистан признает международное право как неотъемлемую часть национального законодательства, и гарантии свободы слова содержатся в 30 статье Конституции республики: Каждому гарантируется свобода слова, печати, право на пользование средствами информации. Пропаганда и агитация, разжигающую социальную, расовую, национальную, религиозную и языковую вражду и неприязнь, запрещаются. Государственная цензура и преследование за критику запрещаются. Эти слова закреплены в 2 статье Закона «О печати и других средств массовой информации» (1990)(4) и в 6 статье Законе «О телевидение и радиовещание» (1996)(5) . К сожалению, не всегда гарантии свободы слова в республике выполняются на практике.
В суверенном Таджикистане после гражданской войны только в 2003 году появилась новая и независимая пресса, как газеты «Неруи Сухан» (сила слова) и «Рузи нав» (новый день), которые могли критиковать правительства и чиновников за их упущения и недостатки. К сожалению, вышеназванные газеты вжились недолго. По негласному указанию государственных чиновников в 2005 году ни государственные и не частные типографии, не стали их печатать. Такая ситуация сложилась и осенью 2010 года. По негласному указанию чиновников с 13 октября по 17 ноября сего года ни одна типография не стало печатать независимые газеты «Фараж», «Пайкон» и «Нигох». Причину отказа владельцы типографии назвали «техническими», хотя это не соответствовало действительности. К примеру, председатель Партии исламского возрождения Таджикистана, депутат нижней палаты парламента республики Мухиддин Кабири после встречи с послом США в Таджикистане Кеннетом Гроссом 2 ноября 2010 года сообщил журналистам, что после издания одного номера газеты «Пайкон» в типографии партии, «мы решили, прекратит дальнейшее печатания других номеров еженедельника для предотвращения давления органов власти на Партию исламского возрождения»(6).
Следует отметить, что до этого инцидента, начиная с 29 сентября 2010 года, в течение более полутора месяцев в стране был заблокирован выход на ряд местных и иностранных веб-сайтов, в том числе http://www.avesta.tj, http://www.tojnews.tj, http://www.tjknews.com, http://www.centrasia.ru, http://www.ferghana.ru и другие (7). На пресс-конференции 26 октября 2010 года Рахмонали Хасанов, начальник управления связи и информатизации Министерства транспорта и коммуникаций Таджикистана, о закрытие сайтов официально сказал что «это связано с техническими проблемами. То есть кабель вышел из строя»(8) .
По информации ИА «Авеста» «выяснилось, что существует официальная директива о закрытии трех иностранных сайтов и якобы это решение было принято на заседании Совета безопасности страны по предложению министра обороны Шерали Хайруллаева, пожаловавшегося главе государства, что независимые СМИ мешают успешной контр-террористической войсковой операции в ущелье Комароб, где к тому времени укрылась группа боевиков оппозиционных сил»(9) .
Надо подчеркнуть, что вмешательство в свободу слова не может быть простой прихотью какого-то должностного лица. В стране должен быть соответствующий закон или подзаконный акт, и чиновник должен исходить из его положений. Иными словами, легитимны лишь те вмешательства, которые официально приняты и утверждены теми, кто наделен законодательными полномочиями. При этом условие наложения ограничения в установленном законом порядке не означает простой достаточности существования писанного законодательного акта. Соответствующее законодательство должно отвечать определенным стандартам ясности и точности, чтобы граждане могли предвидеть возможные последствия своих действий в рамках такого закона. Этому требованию не будут отвечать законодательные акты с размытыми формулировками, четко не определяющие сферу применения закона. Таким образом, ограничения свободы слова на их основе окажутся нелегитимными. В частности, формулировки вроде «сеяния розни в обществе» или «представления искаженного образа страны».
Надо подчеркнут, что тотальное вмешательство на свободу слова в республике началось после боестолкновений в Раштском районе. 19 сентября 2010 года группа боевиков в ущелье Камароб Раштского района напала на колонну из двух машин с правительственными войсками. По официальной версии «они следовали в Рашт в рамках операции по поимке заключенных, сбежавших из СИЗО ГКНБ 23 августа»(10) . В результате вооруженного нападения на машину с военнослужащими днем 19 сентября в ущелье Комароб Раштского района погибли 25 человек, еще несколько человек были ранены.
Об этом инциденте, и начало антитеррористической операции в Раштской долине тогда писали все СМИ Таджикистана. Но, к сожалению, получить более достоверную и сбалансированную информацию о ходе операции было не возможно. С регионом была выключена мобильная и кабельная связь. Информацию распространяли только пресс-центры силовых структур.
21 сентября Министерство обороны РТ распространил информацию по поводу операции силовых структур в Раштской долине. В этом сообщение были опровержены сведения о 40 погибших военнослужащих в ходе операции, которую распространили независимые информационные агентства республики. «Министерство обороны РТ призывает всех местных и зарубежных журналистов воздержаться от написания ложных и скандальных сообщений, и тесно сотрудничать с пресс-центрами правоохранительных органов республики»(11) , — подчеркивалось в сообщении.
Следует отметить, что помимо этого призыва руководство ряда государственных структур, таких как: Министерство обороны, Государственный комитет по телевидению и радиовещанию, Министерство транспорта и коммуникации превысили свои полномочия, обвинив независимые СМИ в пособничестве террористам и ограничив доступ населения к объективной информации(12) .
Естественно, это обвинение не имеет никакого основания. Так как ни один из таджикских журналистов в своих публикациях не поддерживал террористов. Они выполняли свой долг, представляя информацию своим читателям.
Надо подчеркнуть, что во время антитеррористической операции таджикским законодательством предусмотрено некоторые ограничение в получение информации журналистам. К примеру, по 21 статье Закона РТ «О борьбе против терроризма» начальник штаба антитеррористической операции для обеспечения личной безопасности сотрудников СМИ имеет право ограничить их доступ к этой зоне. Также он имеет право отказать им, в предоставлении следующей информации, если она:
раскрывает тактику и методику проведения операции;
содействует пропаганде и правоте терроризма;
раскрывает сведения об участников операции;
раскрывает сведение, которое является государственной тайной;
раскрывает сведения, которая унижает честь и достоинства заложников 13).
Следует подчеркнуть, что ни один отечественный журналист и СМИ не нарушали выше изложенные требования закона.
Еще в мае 2010 года генеральный секретарь Совета Европы Терри Девис выступил с заявлением, что «Свобода слова и свобода СМИ не должны быть ограничены, даже под предлогом борьбы с терроризмом»(14) .
Следует отметить, что после давления на прессу независимые таджикские журналисты и медиасообщества республики не сидели сложа руки и боролись за свободу слова. 21 октября 2010 года главные редактора ряда таджикских негосударственных СМИ, а также руководители основных медиа-ассоциаций и юридических правозащитных организаций в городе Душанбе создали Комитет по защите профессиональных прав журналистов Таджикистана — «Комитет 29 сентября». «Комитет 29 сентября» был создан «с целью выработки стратегии действий медиа-сообщества Таджикистана по восстановлении ущемленных прав на свободу творческой деятельности, прежнего уровня свободы слова и координации своих действий и усилий по стабилизации ситуации в сфере СМИ»(15).

22 октября 2010 года коалиция независимых СМИ Таджикистана, журналистских и правозащитных объединений — «Комитет 29 сентября» отправила президенту страны Эмомали Рахмону обращение в связи с нездоровой обстановкой, сложившейся в последний месяц в сфере СМИ.
Они призывали президента как гаранта исполнения Конституции страны обратить внимание на эту проблему и содействовать ее разрешению(16) .
Давление на свободу слова в Таджикистане не оставила равнодушным и мировое сообщество. 18 октября 2010 года представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Дунья Миятович выразила обеспокоенность по поводу недавних событий, в результате которых были ограничены доступ к информации и свобода СМИ, а также относительно растущего давления на независимые СМИ в Таджикистане.
В своем письме госпожа Миятович обращается к министру иностранных дел Таджикистана Хамрохону Зарифи и отмечает, что «блокирование веб-сайтов, отказ газетам в печати, налоговые и прокурорские проверки являются серьезными примерами нарушений обязательств в сфере свободы СМИ, взятых на себя Таджикистаном в рамках ОБСЕ»(17) .
29 октября 2010 года послы Соединенных Штатов Америки — Кеннет Гросс, Великобритании — Тревор Мур, Федеративной Республики Германии -Дорис Хертрампф, Французской Республики -Анри Зиппер де Фабиани и глава делегации Европейского Союза — Эдвард Ауэр в Таджикистане выразили Министерству иностранных дел свою озабоченность по поводу текущего состояния свободы средств массовой информации в республике.
Послы призывали Правительство Таджикистана следовать своим обязательствам перед ОБСЕ в отношении свободы прессы и информации. В частности, правительство не должно вмешиваться в издательство газет и должно предоставлять беспрепятственный доступ ко всем Интернет- сайтам СМИ. «Они настоятельно призывали Правительство Таджикистана позволить журналистам свободный доступ к фактам с тем, чтобы народ Таджикистана не был лишен своего права на информацию»(18).
После вмешательства международного сообщества таджикские чиновники были вынуждены разблокировать сайты и дать добро на издания независимых газет. 14 ноября все провайдеры Таджикистана осуществили разблокировку четырех сайтов – таджикского Avesta.Tj и трех внешних – Ferghana.Ru, Centrasia.Ru и Tjknews.com (19) . Сайт Tojnews.Tj тоже разблокирован, но владелец меняет свой хостинг. Он хочет хостится за пределами Таджикистана, чтобы избежать блокировки в будущем.
После этого также разрешили типографиям печатать независимые газеты. 17 ноября газеты «Фараж» и «Нигох» были отпечатаны в типографии ООО «Ходжи Хасанов» и «Шарки озод»(20) , а 24 ноября газету «Пайкон» печатала типография «Муаттар».
Следует отметить, что давление на независимую прессу кроме морального ущерба, также принес экономический ущерб владельцам газет и сайтов. По словам Саймиддина Дустова, владельца газеты «Нигох» и сайта tojnews.tj в результате отказа печатать газету «Нигох» типографией «Интишор», редакция понес ущерб в размере 31 тысячи сомони ($7077) (21) .
Надо подчеркнуть, что давление на независимую прессу в республике началась еще в 2009 году. К примеру, в отношении независимого еженедельника «Пайкон» (стрела) был выдвинут судебный иск Агентством по стандартизации, метрологии, сертификации и торговой инспекции Таджикистана из-за публикации открытого письма группы предпринимателей к руководству страны. В октябре 2009 года суд постановил взыскать с газеты «Пайкон» 300 тыс. сомони (около $69 тыс.) в пользу «Таджикстандарта».
Также в 2009 году иск против газеты «Миллат» (нация) выдвинуло Министерство сельского хозяйства Таджикистана, которого задел критический материал «Министерство сельского хозяйства – самое коррумпированное ведомство» опубликованный на страницах газеты. В своем заявлении истец требует от газеты возмещения морального ущерба в размере 1 млн. сомони (около $222 тыс.) хотя материал был подготовлен из пресс-конференции главы Агентства финансового контроля и борьбе против коррупции при президенте Таджикистана.
В свою очередь, газета «Миллат» выдвинула встречный иск в отношении истца на символическую сумму в размере одного сомони. Редакция газеты считает, что инициированное Министерством сельского хозяйства Таджикистана разбирательство не имеет под собой реальной обоснованности, преследует корыстные цели и угрожает нарушению свободе слова и свободе выражения в стране.
Судебный процесс по искам двух судей Верховного суда Таджикистана и судьи Душанбинского городского суда, которые возмутились критическими публикациями в газетах «Азия-Плюс», «Озодагон» и «Фараж» в начале 2010 года является продолжением давления на независимую прессу. В частности, судьи требуют от газет и адвоката С. Джураева возмещения морального ущерба на общую сумму 5,5 млн. сомони (более $1 млн. 255 тыс.) из-за публикации в этих изданиях открытого заявления адвоката о нарушениях прав человека, которое было озвучено в ходе заседании кассационной коллегии Верховного суда республики в городе Худжанде 14 января 2010 года и на пресс-конференции 18 января 2010 года. По мнению судей, заявление адвоката оскорбляет их честь и достоинство.
Следует отметить, что международное право меру вмешательства оправдает лишь тогда, когда государство действует не потому, что ему так выгодно, а удовлетворяет насущную потребность общества.
К примеру, закрытие периодического издания за диффамацию – мера чрезмерная, репутацию пострадавшего лица адекватно защитило бы опровержение, наряду с предупреждением в адрес провинившихся, или наложением штрафа. Также применяемая мера должна по возможности минимально ограничивать свободу слова, не ограничивать ее огульно или слишком широко, и запрещать лишь то, что наносит действительный вред, не запрещая всего остального, высказываемого на законных основаниях. К примеру, в целях защиты национальной безопасности недопустимо препятствовать обсуждению состояния дел в вооруженных силах страны. Также желание защитить правительство от критики никогда не оправдывает ограничения свободы слова.
Результат вмешательства должен быть соразмерен его цели – то есть вред свободе слова от ограничительного вмешательства государства не может перевешивать выгоду для защищаемых интересов. Ограничение, в какой-то мере защищающее репутацию человека и при этом наносящее серьезный урон свободе слова, не соответствует такому стандарту.
Среди 195 стран, в которых Международная неправительственная организация Freedom House изучала состояние свободы и безопасности СМИ в 2009 году, Таджикистан занял непочетное 168-е место (22) . Таджикистан делит эту строку с Азербайджаном, Казахстаном и Суданом и находится в статусе – несвободные СМИ. После выше указанных преследований СМИ, скорее всего рейтинг Таджикистана в этом году упадет ниже еще на несколько ступеней.
Президент Таджикистана Эмомали Рахмон подтверждает, что без свободы слова и свободного СМИ невозможно построить демократическое общество. Поэтому поводу он подчеркивает следующее: «Свободная деятельность СМИ является одним из основных показателей развития демократического общества»(23).
Ссылки: 1- http://tj-leaders.co.cc/showthread.php?tid=8
2-http://www.un.org/russian/documen/declarat/declhr.htm
3-http://www.un.org/russian/documen/convents/pactpol.htm
4-Закон Республики Таджикистан «О печати и других средств массовой информации»//Ведомости Совети Олии РСС Тољикистон, 1990, № 24.
5-Закон Республики Таджикистан «О телевидение и радиовещание»//Ахбори Маљлиси Олии Љумњурии Тољикистон, 1996, № 24.
6- http://www.ozodi.org/content/article/2208641.html
7- http://tjk29.livejournal.com
8- http://www.asiaplus.tj/articles/223/5500.html
9-http://avesta.tj/index.php?newsid=
10- http://www.asiaplus.tj/news/38/69374.html
11- http://www.asiaplus.tj/news/47/69447.html
12- http://tjk29.livejournal.com
13-Закон Республики Таджикистан «О борьбе против терроризма»//Ахбори Маљлиси Олии Љумњурии Тољикистон, 1999, № 11.
14- http://www.mynet.tj/news/?sahifai=300&clips=24486&clipscat=1
15- http://tjk29.livejournal.com
16- http://www.nansmit.tj/news/?id=1718
17- http://www.osce.org/item/47140.html
18- http://russian.dushanbe.usembassy.gov/
19- http://avesta.tj/index.php?newsid=
20 Хасанова М. Снова оттепель?.//Asia-Plus, 2010.-17 ноября.
21- Саймиддин Дустов. Бозгашт ба оянда.//Нигох, 2010.-17 ноября.
22- http://gtmarket.ru/news/state/2009/05/03/1987
23-http://www.khovar.tj/

Джовид Муким,
доктор филологических наук,
профессор

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: